03.06.2017

Статьи Балет

ДАРСИ БУССЕЛЛ
КОРОЛЕВСКИЙ БАЛЕТ

Я начала заниматься балетом с четырех лет в местной балетной школе, уроки там проходили по утрам каждую субботу. По окончании подготовительной школы я поступила в театральную школу, чтобы сосредоточиться на искусстве. Я получала удовольствие от работы и попробовала себя во всем — от чечетки до пения, но через год я поняла, что отдаю предпочтение балету, и если хочу достичь совершенства в именно в этой области, то должна сконцентрироваться на нем и только на нем. Я была очень счастлива, когда получила место и приступила занятиям в Уайт Лодже, Королевской балетной юношеской школе, в возрасте тринадцати лет. Я отставала в выполнении учебной программы и должна была работать очень напряженно, чтобы догнать своих ровесников. К тому же я пришла в класс с уже сложившимися дружескими отношениями; теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что это усложнило достижение моей цели и не позволило кое-что сделать в выбранной мною области искусства.

После Уайт Лоджа и окончания Высшей школы в Бароне Корт мне посчастливилось поступить в Королевский балет в Сэдрелс Уэлс, ныне известный как Бирмингемский королевский балет. В гастролировавшей труппе у меня была возможность исполнять сольные роли и очень быстро приобрести опыт.

Началом моего карьерного взлета было приглашение на роль Принцессы Розы в трехактном балете «Принц пагоды» сэра Кеннета Мак-миллана. Так в девятнадцать лет я перешла в Королевский балет, располагавшийся в Королевском оперном театре в Лондоне. Было очень грустно оставлять всех своих друзей в Седрелс Уэлс, но я переходила в великолепную труппу и была поистине счастлива стать частью такого надежного коллектива. Меня необыкновенно увлекала работа с сэром Кеннетом Макмилла-ном. После первого представления балета Энтони Доувелл назначил меня ведущей солисткой труппы. Я потеряла дар речи!

Так, в двадцать лет я танцевала главные роли, в том числе в «Лебедином озере», о чем я всегда мечтала. Единственное, чего бы я желала, это иметь больше времени для репетиций перед моим первым выступлением в «Лебедином озере» — из-за травмы, которую я получила за две недели до него, репетируя в студии. Во время поездки в Японию мне предложили исполнить роль Никии в «Баядерке», когда Сильви Гуллем получила травму. У меня оставалось только три дня на подготовку перед представлением, и мне было страшно. Я не могла отказаться от этой возможности; я предпочла бы получить три-четыре недели для репетиций такой большой роли, но ведь было так соблазнительно ее станцевать, и я не могла ждать вновь. Часто самое лучшее случается именно таким образом.
Сколько бы раз ни приходилось исполнять роль, мне никогда не бывает скучно. Каким-то образом в ней всегда находится что-то новое, что-то не раскрытое ранее. Воссоздано так много старых балетов, написаны новые балеты, испробованы различные стили. Поскольку я часть всего этого и всегда занята, я счастлива. Мой жребий — смотреть вперед.

ДЖОЗЕФ ЦИПОЛЛА
БИРМИНГЕМСКИЙ КОРОЛЕВСКИЙ БАЛЕТ

Я начал учиться балету в семнадцать лет — сравнительно поздно для тех, кто намерен посвятить жизнь танцу, — прежде всего чтобы приобрести общие знания о танце до поступления в университет для изучения музыкального театра. Я обратил внимание на курс в Американской академии балета, и поскольку у меня обнаружился талант, был приглашен учиться там, вместо того чтобы направиться в университет, и получил полную стипендию. По окончании курса Карл Щук и Артур Митчел, со-директоры Театра танца Гарлема, увидев, как я танцую, пригласили меня в школу при его труппе. Вскоре я стал стажером труппы и в конечном счете — ее полноправным членом. Кажется, все случилось очень быстро, и это на самом деле так! Для любого, кто начал так поздно, большой удачей было попасть в руки таких людей, как Карл Шук — старательный заботливый учитель, и Артур Митчел, благородный человек с обширными познаниями в искусстве сценических эффектов.

У меня не было выбора, но я учился очень быстро и обнаружил, что танец — это гораздо больше, чем plies и ports de bras. Соответствующая духовная подготовка важна не меньше, чем правильная осанка. Последняя же важна как никогда из-за традиционно сложного классического репертуара Бирмингемского королевского балета. До прихода сюда мой опыт в исполнении полноценной классики был особенно ограничен, и я не удержался от мыслей о том, на какой большой риск пошел Петер Райт, приняв меня. Но я благодарен ему за этот риск и хотел бы думать, что он был вознагражден. Я никогда не называл себя балетным танцовщиком, даже после шести лет работы в классической труппе Бирмингемского королевского балета. Мне больше нравится, когда меня называют просто танцовщиком. Я изучаю восприятие всех современных танцевальных форм в Театре танца в Гарлеме и нахожу, что все типы танца способны волновать.

МИРАНДА КОНИ
АВСТРАЛИЙСКИЙ БАЛЕТ

Всегда, когда я слышу музыку, я испытываю непреодолимое желание двигаться. В юном возрасте, когда бы ни включали музыкальные записи, я начинала танцевать по всей гостиной, устраивая спектакли для мамы и папы. Мне повезло иметь такую мамочку с ее необыкновенной любовью к танцам и актерским талантом, который просыпался в ней в нужный момент. В молодости она училась балету и, понимая, что мир танца — родной для меня, когда мне было шесть лет, отвела на занятия танцем к Диане Волдроф в Городской балет Перта. Как утка, пристрастившаяся к воде, я почувствовала вкус к театральной жизни, и дороги назад не было.
Годы, проведенные с Городским балетом Перта, открыли массу возможностей. Я преуспевала в спектаклях на сцене и в театральной жизни. Все казалось совершенно магическим. Не раз вместо школьных каникул я принимала участие в бесконечных фестивалях и концертах, а также получал поощрения за совершенствование хореографического мастерства в очень раннем возрасте, так как я чувствовала, это могло позднее приобрести значение для моей карьеры.

В одиннадцать лет я присоединилась к Градуэйт Колледж оф Дане Терри Чарльсвофа, полупрофессиональной группе из двенадцати студентов, занимавшихся классом каждый день после школы и всю субботу. Мы посетили Монте Карло и прошли специальные тренировки у Ма-рики Безобразовой.

Я поступила в Австралийскую балетную школу в 1982 году и была принята в труппу в середине третьего года обучения в 1984 году. С этого момента началось мое последовательное карьерное продвижение. Теперь я прима-балерина Австралийского балета, выбранная мною карьера мне нравится больше, чем когда-либо. В моей карьере было много важных моментов, включая мое выдвижение на должность главной солистки в 1991 году и первое представление в «Лебедином озере», гастроли вместе с балетом Кировского театра в 1990 году, представление «Копеллии» для принцессы Уэльской в Лондоне в 1992 году, входившей в программу Гала Нуреева, и нового «Щелкунчика» Грэма Мерфи. Поездки и гастроли в различные уголки мира — тоже очень важная часть жизни исполнителя. Это утомительно, но вознаграждается особым признанием и ростом популярности. За восемь лет вместе с труппой я объездила Японию и Китай в 1987 году, посетила Россию, Лондон и Афины в 1988 году, побывала в Сингапуре, Бангкоке и на Тайване в 1989 году, в Нью-Йорке, Вашингтоне и Каста Меса в 1990 году, участвовала в «Жизели» и «Сильфиде» Кировского театра в 1990 году, танцевала в Лондоне и Италии в 1992 году.

Жизнь танцовщика нелегка. Она требует огромной дисциплины, преданности и неимоверной жертвенности во многих областях. Это непрерывная забота об укреплении здоровья, борьба за хорошую фигуру и внешность, постоянное стремление к совершенству, но все это вознаграждается.

Достигая целей, поставленных перед собой, мы получаем определенное личное удовлетворение. Но для меня нет большей награды, чем понимание того, что ты приносишь удовольствие всем, кто смотрит на тебя. По-моему, именно обо этом высказалась Анна Павлова: «Танцовщица должна приносить себя в жертву искусству. Наградой ей будет та сила, которая помогает всем, кто пришел посмотреть на нее, забыть ненадолго печаль и монотонность жизни».

СТИВЕН ХИТЧКОТ
АВСТРАЛИЙСКИЙ БАЛЕТ

Возможно, я начал танцевать, потому что в детстве испытывал интерес к движению вообще. Я был всегда очень осведомлен о том, как люди двигаются — об индивидуальной походке, стиле и других особенностях. Когда мне было четыре года, я увидел спектакль «Щелкунчик» и был восхищен и очарован движениями танцовщиков: они отличались от всех, кого я когда-либо видел. Я полагал, это было уникально. Это впервые вдохновило меня начать уроки танца в возрасте Десяти лет. Я и не имел четкого намерения подняться до профессионального уровня — это была просто особая деятельность наряду с хоккеем, регби и атлетикой. Так было до раннего отроческого возраста, когда я начал осознавать, что должен стать профессиональным танцором. Это случилось в значительной степени благодаря посещениям Западно-австралийского балета, Австралийского балета и других международных трупп. Огонь моего вдохновения также поддерживает созерцание таких мастеров, как Марго Фонтейн, Рудольф Нуреев, Келвин Кое, Росс Стреттон, Майя Плисецкая, Джон Меехан, Мерилин Роу и многих других великих танцовщиков.

Я полагаю, до определенного возраста каждый ребенок живет немного в мире фантазии, и просмотр великолепных сказочных балетов, таких как «Спящая красавица», «Лебединое озеро», «Кармен», «Спартак» и т. д., разжигал мое воображение.

Когда мне было пятнадцать, я пришел на отборочный просмотр в Австралийскую балетную школу — просто в порядке эксперимента, поэтому можете себе представить мое потрясение и наслаждение, когда мне сообщили, что я принят Дэйм Маргарет Скотт, бывшей в то время директрисой школы. Два года спустя я испытал еще больше потрясение и радость, когда был принят в главную труппу Мэрилин Роу.

Мой первый сезон в труппе пришелся на 1983 год, именно в этот год ее дирекцию возглавила Майна Гиелгуд. Через несколько лет моя творческая нагрузка быстро выросла, и я начал танцевать большинство главных ролей из репертуара Австралийского балета. В 1987 годуя был назначен главным солистом. С этого времени я очень удачно гастролировал со многими зарубежными труппами, включая Национальный балет Кубы, Рижский балет, Киевский балет, балетную труппу театра им. Кирова и Американский театр балета. И как танцовщик, и как репетитор я знаю, что в иллюзорном мире танца всегда есть место открытиям, и надеюсь, что еще в течение многих лет буду вносить свой вклад.

АМАНДА МАККЕРРОУ
АМЕРИКАНСКИЙ ТЕАТР БАЛЕТА

Мой первый опыт в балете относится к возрасту пяти лет. Моя мать обычно брала меня с собой, когда ходила забирать мою старшую сестру из балетного класса, и я помню, как наблюдала конец занятий через трещину в двери. Мне там очень понравилось. Я хотела делать то же, что и сестра, поэтому мама записала меня в класс на следующий год. С самого начала я очень увлеклась. Определенно, это было труднее, чем выглядело, но с тех пор все мои другие занятия казались мне менее важными. Я начала тренировки в Королевской академии танца. Это был замечательный фундамент, и мне казалось, что экзамены — словно вехи, позволяющие проследить мой путь к совершенству. Потом я отправилась в Вашингтонскую школу балета, где стала стажером труппы, а позднее — полноправным ее членом. Там я получила возможность работать с различными хореографами и приобрела небольшой опыт выступлений. Когда я поступила в Американский театр балета в 1982 году, то чувствовала себя на сцене очень комфортно.

Я была очень удачлива в своей карьере и смогла исполнить много самых разных ролей. Невозможно выразить словами те чувства, которые я испытываю на сцене. Иногда мне кажется, что время остановилось. В течение лет я многое принесла в жертву своей карьере, но могу честно сказать, я не торговала своим искусством. Балет дал мне шанс путешествовать по всему миру, встретиться со многими великолепными людьми — и что особенно важно, моим мужем — и служить одному из самых чистых видов искусства.

БРЮС СЭНСОМ
КОРОЛЕВСКИЙ БАЛЕТ

Когда меня попросили написать что-нибудь о моей жизни в танце, я подумал: вместо того чтобы записывать на пленку историю о том, что, когда и где, я лучше опишу три события, запечатлевшихся в моей памяти по вполне ясным причинам.

Ежегодный школьный выпускной спектакль в Высшей школе Королевского балета включал балет «Жизель», который я никогда не видел. Я отправился в Колизеум в Лондоне, чтобы смотреть фестивальный балет (как он тогда назывался) два вечера подряд. В первый вечер ослепительно блестящее мастерство, особенно во втором акте, показали Ева Евдокимова и Петер Шнауфус, однако я оставил театр с чувством некоторого разочарования, хотя не был уверен, почему. Следующим вечером я смотрел Патрисию Руанне и Джея Джоелли, и причина моего разочарования предыдущим представлением быстро объяснилось. Во второй вечер я увидел балет таким, каким он должен быть. Оба солиста — часть единого замысла всего спектакля, показали совершенное убедительное исполнение, рассказывая трагическую и трогательную историю посредством великолепного танца, наполненного эмоциями. Ушел я из театра, ощущая воодушевление и опустошенность, осознавая, что понял что-то важное о мастерстве танцовщика.

Спустя приблизительно год во время первого сезона в Королевском балете я получил возможность танцевать Флорестана в pas de trois третьего акта «Спящей красавицы». Это была моя самая первая сольная роль, и я все еще помню дрожь, которая охватила меня в тот момент, когда две девушки, танцевавших со мной, ушли со сцены и оставили меня одного в центре. Я, помнится, успел подумать о том, что это мой большой шанс и сделал все, чтобы не упустить его. Я выполнил первый прыжок, приземлился достаточно нетвердо, осознавая, что это я делаю, и стремительно присоединился к остальным танцующим. Не могу вспомнить, хорошо ли все закончилось, но свое первое сольное па никогда не забуду.

Третье событие случилось на вечерней премьере балета Дэвида Бинтли «Галантерея», в которой я исполнил хореографическое соло. Соло в составе простого классического танца — аккуратная чистая работа ногами, placement, port de bras и epaulement — все, что Брайан Шоу, тогдашний репетитор труппы, старался вкладывать в нас во время классов. Непосредственно после представления Брайан пришел за кулисы поздравить меня и сказал, как важно было для него увидеть результаты его преподавательских усилий воплощенными на сцене. Когда вы слышите такую фразу от кого-то, кто пользуется вашим подлинным уважением, то все приобретает особый смысл.

ДЖЕК ВИНГААРД
ЛОНДОНСКИЙ ГОРОДСКОЙ БАЛЕТ

Мой приход в балет был достаточно странным. Когда мне было шестнадцать, на дискотеке в Кейптауне кто-то посоветовал мне поступить в класс джаза. Я прошел удачно испытания на роль в «Шоубот» и решил продолжить работу в театре. Выступал в различных операх, исполнял Арлекина в Дон Паскуале и куклу в «Сказках Гофмана». Этот опыт развил мою любовь к опере, моим любимым композитором был Верди.

Хореография «Сказок Гофмана» принадлежала Веронике Пепер, главному хореографу Балета КАПАБ. Она сказала мне, что ей в труппу требуются дополнительные люди для постановки «Ромео и Джульетты», и я стал носить копье! Обычно я сидел у двери, наблюдая, как труппа занимается классом, и Дэвид Поол, в то время директор, предложил мне заниматься классом в школе. Получил стипендию, как только пришел в школу, — мне тогда было восемнадцать. Курс был трехгодичный, но уже через полтора года мне предложили место в труппе, и я тут же стал танцевать Синюю птицу в «Спящей красавице». После этого дела пошли лучше и лучше, я создал несколько ролей, включая Меркурия в «Орфее в подземном царстве».

Я был в КАПАБ в течение пяти лет и всегда носил костюмы, которые ранее носил Гарольд Кинг, хотя не знал, кто это! Однажды я узнал из газет, что он приезжает в Кейптаун на каникулы, поэтому написал ему и пригласил на спектакль. Он предложил мне работу, и я поступил в Лондонский городской балет в 1986 году. Мое первое впечатление по приезде в Англию — что я как у себя дома — и я влюбился в Лондон.

У танцовщиков не бывает много свободного времени для хобби — я собирал видеофильмы старых мюзиклов. Мне нравился хэнг-гляйдинг, но сейчас это запрещенный спорт! Я также немного занимался коньками, прежде чем начал танцевать.

Хотя я вернулся в КАПАБ на один сезон, когда танцевал в «Видении Розы», «Конькобежцах» и
соло из «Корсара», я хочу остаться в Лондоне — это теперь мой дом.

МИЯКО ЙОСИДА
БИРМИНГЕМСКИЙ КОРОЛЕВСКИЙ БАЛЕТ

С очень раннего возраста мне нравились спорт и движение. Я вспоминаю, как наблюдала за тем, как танцуют мои друзья, и восхищалась их великолепными костюмами. В конце концов, когда мне было девять, я убедила свою мать разрешить мне посещать балетные классы. С самого начала я обнаружила, что это трудная задача: наш учитель всегда давал сложный класс, — но в то же время именно это мне на самом деле нравилось.
С поступлением в труппу трудная работа продолжалась — длинные репетиции, частые путешествия и выступления на различных сценах — но трепет во время представления, волнение от пребывания на сцене скрашивали все.

Танцовщики всегда страдают от травм, и это заставило меня долго изучать, как работает мое собственное тело. Перед этим сезоном я перенесла травму спины, из-за которой, думаю, не смогу танцевать восемь месяцев, и мне от этого очень тяжело. Однако использую время, чтобы -развивать другие интересы — в том числе читаю, слушаю музыку, смотрю фильмы, — и я думаю, это важно для совершенствования нашей собственной личности.

Сверх того считаю необыкновенной удачей, что танцы, которые я так сильно люблю, являются моей профессией.

To Top